.american psycho
A judgement made, that can never bend. (с)
Сочинялось на форум постканона, возможна адаптация.

4.Внешность
Поскольку змеинолицее прошлое для Лорда осталось за гранью между жизнью и смертью, позволю себе коснуться его лишь мельком. Итак, не слишком давно Волдеморт представлял из себя нечто среднее между пресмыкающимся и человеком – лишенное носа лицо, узкие алые глаза, безгубый рот, из которого, так и видится, вот-вот готово показаться змеиное жало, и мертвенная, синевато-бледная кожа.
Что же мы видим сейчас?
Пожалуй, нынешний облик Тома скорее притягателен, нежели отталкивающ. Он схож с внешностью того юноши, который когда-то очаровал Хэпзибу Смит и сумел обаять весь Хогвартс, за исключением Альбуса Дамблдора, но… взрослее.
На вид – около тридцати, возможно тридцати с небольшим лет. Шелковые, если по ним провести рукой, волосы – глубокого, по-ночному черного цвета. Кожа бледная, но это не смертельная бледность, а благородный алебастровый оттенок, и вены так близко к ее поверхности, что можно увидеть, как в моменты сильного проявления эмоций бьется на светлой шее нервная жилка.
Темные брови стремятся краями к вискам, миндалевидные карие глаза, в которых до сих пор часто мелькают закатно-алые отблески, обрамлены длинными черными ресницами.
Тонкие черты лица, аристократически аккуратные и почти изящные, но не женственные. Длинный прямой нос с тонкими ноздрями и достаточно волевые очертания подбородка рисуют четкую линию чеканного профиля. Рот неулыбчивый, губы светлые и довольно узкие.
Фигура у Тома высокая и худощавая, пальцы рук длинные, с хорошо прослеживающимися костяшками, запястья тонкие, но сильные, и хватка очень цепкая. На торсе отчетливо прослеживаются ребра. Впалый живот и выступающие бедренные кости и локтевые суставы создают впечатление угловатости, но каждое движение – выверено и просчитано.

5.Характер
Характер Тома всегда был более чем просто сложным. Незаурядный ум, необычные способности и отсутствие должного внимания и заботы в раннем детстве привели его к осознанию собственной исключительности, замкнутости и лишили способности чувствовать чужую боль и сопереживать. Тяга к знаниям и стремление к лидерству заняли основное место в душе Реддла, лишив его обыкновенных человеческих эмоций и привязанностей.
По-своему озлобленный на мир и на людей, он не нуждается в ласке – только в беззаветной преданности. На награды своим приверженцам Том не скупится, как и на ужасающие наказания. Он крайность самого себя, и только ему понятны те или иные свои чувства, ведь даже у неплохо знающей Лорда Беллатрикс иногда светится в глазах изумление при том или ином поступке, шаге, жесте Реддла.
Безумен? Несомненно, но лишь для обычных смертных. Расчетлив, бесспорно умен, опасен и по-звериному хитер.
Эмоции Лорда Волдеморта легко прочесть на его лице – но не мысли. Да и понять, чем вызвана та или иная эмоция, не всегда возможно. Темные искусства многогранны, и так же многогранна личность слившегося с ними едва ли не по праву рождения человека.
Целеустремленный, не чурающийся при достижении цели никакими средствами, жестокий, насмешливый и самовлюбленный. Таков портрет Лорда Волдеморта – и скорее всего, для него навсегда потеряно все, что есть в мире под словом «доброта» и уж тем более – «любовь».


6.Биография
Когда-то, в далеком и мрачном тысяча девятьсот двадцать шестом году, поздним зимним вечером из жуткого ночного квартала в Лондоне – да уж не из самого ли Ист-Энда – на ступени сиротского приюта миссис Коул вышла некрасивая, изможденная и потерявшая все, кроме ребенка под сердцем, молодая женщина, у которой живот, что называется, лез на нос. Спустя несколько часов, произведя на свет дитя, она умерла, успев лишь дать мальчику фамилию – Реддл, и имя – Том в честь отца, Марволо в честь деда. Эта женщина была Меропа Реддл, урожденная дочь Мраксов, волшебница.
Так началась история величайшего темного мага всех времен.

Том Реддл жил и рос в приюте до одиннадцати лет, и всегда вокруг него творилось нечно странное и – страшное. Пугающее, впрочем, лишь для окружающих, потому что сам Томми всегда находил происходящее… чем-то самим собой разумеющимся. В том числе – когда он научился контролировать свои странные силы – его радовала возможность оказывать на людей воздействие, преимущественно негативное. Тепло и ласка в его мире отсутствовали, равно как и сочувствие, и милосердие. Внутренний стержень не позволил прогнуться под требования среды, в которой он воспитывался, а умение лицемерить и запугивать всегда помогало выходить сухим из воды. Так он и рос – с ощущением собственной безнаказанности при соблюдении определенных догм лжи сильным, манипулирования страхами тех, кто слабее, и осознанием собственной исключительности.
Когда Реддлу исполнилось одиннадцать, он познакомился с Альбусом Дамблдором и не был слишком удивлен, зато радости мальчика – детской, восторженной, и в то же время - корыстной и недоброй не было предела. Попав в школу волшебства, он ощутил ее своим домом – но в этом доме имел право жить только он. Ни семья, ни друзья теперь не были нужны слишком рано повзрослевшему Тому, да и, если по чести, не были они ему нужны с раннего детства.
При распределении Реддл попадает в Слизерин и в скором времени ему становится известно, что основатель этого факультета, так же, как и он сам, умел вести диалог со змеями. Это еще больше заставляет Тома поверить в свою необычность и он начинает собственное исследование генеалогии, как ему казалось, фамилии Реддл. Однако упоминаний об отце в магических источниках нет – и приходится признать, что волшебницей является лишь мать. До конца жизни темный маг хранил ненависть к полукровкам, одним из которых являлся он сам – презрение к магглам существовало, особенно, когда Реддл узнал, что его отец оставил мать на произвол судьбы, но именно тех, в ком текла кровь обоих сословий, он ненавидел.

На старших курсах Реддл собрал вокруг себя очень разношерстную компанию и имел блестящую репутацию. Ни одно из темных проишествий за годы его теневого школьного господства не удалось связать с Томом и его… не друзьями – скорее, все это походило на взаимоотношения собачьей своры и властного хозяина, хотя вначале, разумеется, он к каждому находил свой подход. И никому не было разрешено нарушать правила – ни школьные, ни те, что устанавливал сам… на тот момент уже Волдеморт.
Интерес к Темным искусствам как к способу достижения цели – наиболее верному, на взгляд Лорда, - проявлялся у него также еще в школе, и в них он преуспел так же, как и в обычных школьных предметах. Узнав о крестражах, Том не оставляет надежды создать хотя бы один… один? Нет. Что такое душа, и почему нельзя ее разорвать? Убийство? Смешно. Это же так легко. Взгляд василиска? Или может быть… Авада Кедавра!
Наследник Слизерина, он сумел вызвать огромного змея и убить с помощью него девушку, ради создания одного крестража. Смысла прекращать свои опыты и убийства Том не видел, как никогда не видел в чужой боли ничего, кроме источника морального удовлетворения, иногда – практической пользы. И затем – на пороге шестнадцатилетия – этот юноша хладнокровно уничтожил всю свою семью по отцовской линии, создав еще один крестраж. А природное обаяние позволяет ему узнать, где находится легендарная Диадема Рейвенкло, и вот очередной крестраж – готов.
По окончании учебы молодой волшебник с блестящим потенциалом попытался получить в школе место преподавателя Темных Искусств… простите, конечно же Защиты От Темных Искусств, но по указке Дамблдора ему было в этом отказано. Том отправляется в Горбин и Бэркес, и становится там продавцом. Все это ради воплощения плана по созданию крестражей, и «шалость удалась» - он находит нужные ему артефакты, убивает их владелицу и создает еще несколько хранилищ для своей покалеченной души.
Теперь он изувечен и внутренне, и внешне – от прежнего Тома не осталось и следа.

В тысяча девятьсот семидесятом году вспыхивает Первая Война Волшебников, начинается со страшного, но пока не столь масштабного беспредела – жестокие убийства магглов и полукровок, а также тех, кто пытался за них вступиться, повергли волшебное сообщество в такое недоумение, а затем шок, что сразу скрутить руки шайке Волдеморта не получилось. Но когда банда стала войском, организованной армией – было уже слишком поздно, и если бы не случайность, Лорд вышел бы из войны несомненным победителем.
Но пророчество о мальчике, который несет в себе смерть для великого темного мага, не могло оставить его равнодушным. Уязвленное самолюбие – пусть о пророчестве и не ходило особенных слухов, - требовало доказать, что он все еще самый искусный чернокнижник, и Том-Волдеморт отправился в Годрикову Впадину.
Смерть Лили и Джеймса он не запомнил, а вот свою собственную…
«Меньше, чем самое захудалое привидение».
А дальше – до восемьдесят первого – леса Албании, и потом возвращение в Хогвартс, тайком, с помощью глуповатого, но легко поддавшегося на лесть и обещания, Квиррела. И новая встреча с уже подросшим Гарри, и снова проигрыш.
Следующие два года были для Лорда сравнительно тихими. И когда Поттер уничтожил дневник, в котором обитала часть души Тома, сам Реддл… ничего не ощутил.

А в девяносто четвертом его нашел Петтигрю – жалкий, но оказавшийся наиболее полезным из всех слуг, и вместе они спланировали то, как можно совершить обряд возрождения. Лорду понадобилось некоторое время, чтобы вновь ощутить – как это, идти наверх, поднимаясь из праха, но жажда к жизни всегда была в Реддле… слишком сильна.
Турнир Трех Волшебников оказался очень кстати, как и помощь Барти Крауча-младшего. В плане не могло быть просчетов, и их не оказалось – все прошло без сучка, без задоринки, а еще пара ненужных жертв… что ж, без них никогда не обходилось и Темный Лорд особенно не переживал.
«Убей лишнего».
Сила вернулась к нему вместе с изувеченным магией телом, но Поттер снова ускользнул. На сей раз – без помощи со стороны, и это взбесило сильнее, чем когда-либо прежде.
Но нужно было действовать – ведь теперь все знали, что Темный Лорд возродился… вот только грамотная агентура сделала свое дело. Мальчик Гарри признан полувменяемым, а все слухи – под контролем Министерства, и тех, кто, имея в нем власть, подчинялся Волдеморту. Постепенно набирая мощь, создавая пока еще незаметно новую армию, темный маг не может успокоиться и размышляет над истинным смыслом того, старого пророчества. Однако в попытке добыть его Лорда ждет сокрушительное фиаско – и теперь всем, наконец, в полной мере становится ясно, как обстоят дела.
Однако уже более чем поздно.
Пока Дамблдор и Гарри ищут крестражи, о чем Том пока что не знает, он отдает приказ Драко Малфою убить Альбуса, чем окончательно отвращает от себя семью Малфоев, и занимается укреплением своих позиций.
Дамблдор и впрямь погибает, а это значит – можно начинать действовать куда как более безнаказанно.

Проходит несколько месяцев и Пожиратели со своим главой начинают войну в полную силу – Министерство захвачено, там произошел переворот, и от его имени издаются ужасающие по своей жесткости и жестокости указы, и проводятся репрессии. Поиски Поттера не дают особых результатов и Гарри появляется то тут, то там, приводя Темного Лорда в состояние бешенства… он не сразу понимает, какую цель преследует ученик Дамблдора. Тем более ум и силы Реддла направлены на поиски легендарной Бузинной палочки, в существовании которой он уверен. И Проклятая Палочка переходит в руки Волдеморта, а затем… ощущение всемогущества, и наконец-то – в полной мере – собственной исключительности.
…а когда понимает – страх делает свое дело, и , осознавая как никогда, с презрением к самому себе, что вещи, в которые он заключил части своей души, теперь сделали его своим рабом – Волдеморт пытается спасти уцелевшие.

Битва, в которой погиб Лорд, оставила на его памяти горящий шрам. Его победили, победили безвозвратно, и крестражей больше не осталось.
Но, говорят, слишком тяжелая душа, на которой много крови, не может отправиться ни в рай, ни в ад, и принуждена оставаться на земле.
Привычное состояние – ни жив, ни мертв… и только стремление снова
Ожить.
Отдел Тайн. Амулет бессмертия. Так ли он надежен? Предстояло проверить. И вот он держит его в руках. Руках?..
Все снова на своих местах. Настолько, что нет даже змеиного лица. Красота тела, сила магии, безумный и яркий рассудок – все это снова с ним. Смех срывается с губ – и он уходит, закрыв дверь. И не оглядываясь. Не видя. Думая, что остался один, без друзей и врагов – и с удивлением понимая, что снова хочет увидеть Гарри.
И убить.

@темы: Мое творчество, Проза